Со времени установки этой защитной системы в Хранилищах не было ни одной нештатной ситуации. И даже с приходом молниевого электричества, её только немного доработали, повысив запас прочности. Этих подробностей Лиза не знала, но она знала, что молния пролетит мимо, не причинив ей вреда.

Но дождь так и не пошёл. Сидя в холле второго этажа гостиницы, Лиза думала, чем заняться после завтрака.

Гостиница располагалась рядом с пионерлагерем, который находился в самом центре Хранилища.

Из окна ей открывался вид на город, поселок, деревню, вернее их фрагменты, восстановленные в стиле семидесятых- восьмидесятых годов двадцатого века. Только пионерский лагерь «Орлёнок» был восстановлен полностью в первозданном виде. Но его от взора скрывала плотная стена березового леса, через которую были проложены несколько тропинок. В лагерь вели две дороги: в каждом детском заведении должно быть два въезда-выезда. Это знали и в двадцатом веке.

Разглядывая открывшуюся ей панораму, она не заметила, как к ней подошел Кеша.

- Пойдешь в лагерь? Там сегодня собирается съемочная группа.

– Нет. Я в этом ничего не понимаю. – Лиза уже решила, что не будет сниматься ни в каком кино.

– Но у тебя же самые лучшие костюмы, которые не надо ни дополнять, ни переделывать. Режиссер сказал, что уже только из-за этого нужно расширить ту эпизодическую роль, которую он тебе предложил.

– Вот именно. Снимись в кино, но не ты, а твоя одежда.

– Не думаю, что дело только в костюмах, хотя смотришься ты в них эффектно. Василь Василич видит талантливых людей, - объяснял Кеша.

-Да и вообще мне нужно заниматься тем, ради чего я сюда приехала. И погода как раз библиотечная. Пойду в город, посижу за книгами, когда ещё представится такая возможность. В этом Хранилище собраны уникальные бумажные носители информации. Я бы хотела взглянуть на них своими глазами, а какие можно, прочесть с оригинала.

– Ты не только говоришь, но и читаешь по-русски… -- удивился Иннокентий.

– …И по-абхазски, и по-якутски, – скромно добавила Лиза.

– Как интересно. Но зачем? Ведь почти сто лет назад изобрели АР*, и почему именно абхазский и якутский? – с нескрываемым любопытством спросил он.

АР*- адаптер речи, электронный переводчик.

– Это подарок, который я сделала на юбилей нашей Машеньке. Так, любя, называет бабушку дедуля (это родители моего папы). Она у нас профессор, признанный в Китае специалист по истории России.

– Как интересно, расскажи, - попросил Кеша.

Бабушка Мария Александровна

Моя бабушка, Мария Александровна Шевцова-Чан, родилась в Пекине ХХ ХХХ 2034 года. Мой прадед, военный в третьем поколении, полковник ВКС* Шевцов Александр Иванович, находился здесь в командировке.

ВКС* – военно-космические силы.

Чем он занимался, дома никто не знал. У них дома часто бывали военные. А три китайских офицера бывали чаще других. Это были папины товарищи (они вместе работали над лунным проектом). И потому Машенька, как ласково называл ее папа, с детства разговаривала на двух языках, китайский она считала своим вторым родным языком. Со временем это позволило ей гармонично влиться в бешеный ритм Пекинской улицы. Машина мама, Тамара Сергеевна, учитель истории, преподавала в школе посольства. Полковником своего отца она помнила лишь по фото. Незадолго до её второго дня рождения ему присвоили звание генерал-майора. И, конечно же, Машенька росла генеральской дочкой, в хорошем смысле этого слова, ведь родители понимали это по-своему: «Мы представляем нашу страну за рубежом в дружественной нам стране, и по нас будут судить о нашей Родине, а это накладывает на каждого из нас большую ответственность». Первый раз в отпуск на Байкал семья Шевцовых приехала, когда Маше было три года. Туда, на дачу, недалеко от Иркутска, переехали дедушка и бабушка, родители её отца. Шевцов Иван Владимирович когда-то служил в Иркутске. Увидев Байкал впервые, они с женой решили поселиться в этих краях. И после выхода Ивана Владимировича в отставку в чине генерал-майора исполнили свою мечту. Дед писал мемуары, бабушка варила варенье и одновременно писала докторскую диссертацию. Как только кто-то из детей или внуков приезжал в гости, вся её работа откладывалась в сторону, и дружная семья наслаждалась общением. Марии озеро очень понравилось, и каждый год, приезжая сюда, она все больше в него влюблялась. С Байкала они ехали на Родину ёе мамы, в С.-Петербург, город, в который тоже нельзя не влюбиться, где жили родители Тамары Сергеевны. Кроме городской квартиры, у них была прекрасная дача. Днем мама водила их по музеям и историческим местам родного Питера, а жили они то на даче, то в городе. И последнюю часть отпуска Машенька проводила с родителями в Крыму. Так они отдыхали на протяжении пятнадцати лет.

Вот уже около двенадцати лет Мария Александровна не была на Байкале. Сначала приболел Машин дедушка Иван Владимирович и лечился в Китае. Затем врачи порекомендовали ему сменить климат. И они с бабулей переехали жить в Сад-город под Владивостоком, где более трехсот дней в году были солнечными, там и проводила часть отпуска Мария. Ей так не хватало все эти годы общения с этим могучим и чарующим озером. Не хватало неповторимых пейзажей, слепящего, разливающегося по всей его необъятной глади солнца. Больших и быстрых волн, пробегающих по телу этого исполина, и разбивающихся о высокий скалистый берег.

В этом году они с мужем решили поехать на Байкал. И непременно взять с собой Елизавету. Ведь ей уже двенадцать, а она ещё не видела эту незабываемую красоту. Но все это они планировали после ее поездки к Хранителю.

Окончив школу, как и предполагали родители, Маша поступила в Пекинский госуниверситет, на факультет истории Китая. После окончания второго курса, параллельно поступила в Санкт-Петербургский университет, на факультет русской истории. И, успешно защитив два диплома, поступила в аспирантуру, где познакомилась со своим будущим мужем, молодым красавцем Чаном, в которого влюбилась с первого взгляда. Молодой человек сразу заметил эту русскую красавицу, она ему тоже понравилась. Не надеясь на взаимность, Чан иногда любовался Марией издалека. И постепенно в его сердце поселилась любовь. Это чувство росло с каждым днем. И вот однажды, когда все его мысли и душа были переполнены ею, они встретились взглядами, столкнувшись в дверях аудитории. После немного затянувшейся паузы Чан предложил показать ей исторические достопримечательности столицы Китая (он не знал, что эта одна из многих русских, учившихся в Пекине, знает город не хуже, а кое-что даже лучше его), и она согласилась. Они долго гуляли по городу, а вечером в центральном парке Чан осмелился и признался Машеньке в любви. Сделал он это красиво, купил большой букет ярко красных роз и, встав на одно колено, сказал: « Мария, вы самая прекрасная девушка, каких я только видел. Я влюбился в вас с первого взгляда, будьте моей женой»,- и преподнес ей букет. Они поженились, потом родился мой папа.

Бабуля стала одним из лучших в Китае специалистом по истории России. Всю свою жизнь она посвятила своей семье и любимой науке, но наука была у неё всегда на втором месте. Она жила под девизом: «В моей жизни семья это главное», который получила по наследству от своей мамы, а та в свою очередь от своей. Они называли его девизом русской женщины. Она преподавала в университете, передавала знания студентам. Каждый ученик знал её изречение: « Русская история – это не только история русского, украинского и белорусского народов, а это история всех народов, проживавших и проживающих в России и Советском Союзе, это история народов от Абхазов до Якутов, от А до Я». И вот за полгода до ее юбилея отец предложил Лизе сделать бабуле подарок. В шуточной форме выучить «русскую историю от А до Я». При подготовке к празднику, она начала учить абхазский и якутский языки. Чтобы прочесть на них какие-нибудь стихи на юбилее. Лиза даже написала четверостишье «Русская история – это дружная семья. Русская история – это все от А до Я». После праздника интерес к этим народам и их языкам не пропал. И сегодня я довольно хорошо говорю на этих языках, и довольно сносно пишу, вот такая история, – закончила свой рассказ Лиза.

– Ты, наверно, будешь заниматься изучением истории? – поинтересовался Кеша.

- Да,- уверенно ответила Лиза, – только пока не решила, какое направление.

– Тем более тебе просто необходимо сыграть роль матери Якут Якутыча в детстве. И ты сможешь применить знание языка на практике. Хотя в то время в лагере они разговаривали на русском. Это непременно нужно рассказать режиссеру, - скороговоркой выпалил потрясенный ее способностями Иннокентий.

– Зачем??? Не надо. Зря рассказала, – с грустью произнесла Лиза и подумала: « Теперь не отстанут»,- если у тебя всё, то, я займусь своими делами.

– Как ты не понимаешь, тебе дается такой шанс стать известной, - настаивал он.

– Есть масса других более интересных для меня способов. Собрался, иди, и давай закончим этот разговор, - с серьезным видом сказала Лиза.

– Да пойми ты, кино -- это так здорово, - настырно продолжал Кеша.

- По-моему, я все тебе объяснила.

Кеша пошел в лагерь, на собрание съемочной группы фильма.

Она, взяв в своем номере зонт, направилась в город, с намерением провести несколько часов в тихом зале библиотеки. Не спеша Лиза прогуливалась по асфальтированным улицам, здесь были дома всех архитектурных стилей того времени, старинный особняк постройки Х1Х века, жилой дом конца сороковых, Дом пионеров пятидесятых, пятиэтажка шестидесятых, кинотеатр семидесятых, административное здание восьмидесятых. Все эти сооружения были такие разные, так не похожие друг на друга, и уж тем более на современные строения. Вот и библиотека, четырехэтажное здание из стекла и бетона. Лиза прошла внутрь и оказалась в огромном холле. К ней подошла женщина средних лет и всё объяснила. Для начала Лиза решила просмотреть материалы о Великой Отечественной войне, о её ровесниках, на долю которых выпало жить в то ужасное время. Найдя книгу о пионерах-героях, она углубилась в чтение.

Книга начиналась предисловием из стихов А.С. Пушкина

«Страшись, о рать иноплемённых!

России двинулись сыны,

Восстал и стар и млад,

Летят на дерзновенных,

Сердца их мщеньем зажжены».

В годы Великой Отечественной войны наравне со взрослыми на борьбу с фашизмом встали и молодые сыны нашей Родины. Мальчишки и девчонки вели борьбу в партизанских отрядах, помогали подпольщикам, а иногда даже воевали в действующей армии. Слава всем, кто защищал нашу Родину, и вечная память Героям, погибшим за Родину.

В начале июня 1941 года ленинградская школьница Зина Портнова уехала на летние каникулы в Витебскую область в деревню Зуя, вблизи станции Оболь. Когда враг оккупировал область, Зина вступила в подпольную комсомольскую организацию.

Вместе с другими участниками подполья Зина распространяла среди населения листовки, собирала данные о расположении вражеских частей. По заданию организации она устроилась на работу в офицерскую столовую, где она подсыпала яд в еду офицерам и отравила много фрицев. Когда фашисты начали догадываться о настоящей деятельности Зины, руководители подполья перевели её к партизанам. Она научилась метко стрелять, участвовала в разгроме вражеских гарнизонов в Улле и Леонове. После провала организации «Юные мстители» на связь с оставшимися в живых членами подполья была направлена Зина. Фашистам удалось её выследить и арестовать. На одном из допросов, который проводил сам начальник гестапо, воспользовавшись тем, что тот отвернулся к окну, Зина схватила со стола пистолет и застрелила его. Та же участь постигла дежурного офицера, который вбежал в кабинет на звук выстрела.

В январе 1944 года Зина Портнова была расстреляна фашистами.

З. М. Портновой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Лиза пробыла в читальном зале не более часа, когда зазвонил видеофон, и главный режиссер фильма попросил уделить ему немного времени. Лиза понимала, что не сможет отказать в просьбе поговорить взрослому и такому знаменитому человеку. Сдала книги и пошла в гостиницу.

Вдали слышались раскаты грома, но дождя так и не было.

Она поднялась в свой номер, села удобно в кресло и, включив музыку, закрыла глаза. Звучала песня в исполнении детского хора, солировал Сережа Парамонов, золотой голос Союза, как его называли, мальчик с трагической судьбой, очень рано ушедший из жизни. Какие простые и в тоже время теплые слова, от которых у Лизы поднялось настроение. Ей нравились песни тех лет. В них было что-то теплое, живое. Особенно ей нравились песни в исполнении Софии Ротару. Эта певица обладала поистине фантастическим голосом, который сохранила до преклонного возраста.

Обе бабушки Лизы были поклонницами её таланта. И присутствовали на последнем концерте Софии Михайловны, который, проходил в день столетнего юбилея певицы в Новосибирске.

Возможно, эта любовь передалась и Елизавете. Она с детства слышала эту музыку и этот голос, но последние два года в этом появилась какая-то потребность. Многие песни в её исполнении Лиза знала наизусть. Больше всего ей нравилась песня «Луна, луна», которая была записана следующей. Прослушав песню, она открыла глаза. Через некоторое время в дверь постучали.

– Входите, открыто.

Дверь открылась, на пороге стоял режиссер фильма Василь Василич:

-- Здравствуйте, сударыня? – его лицо излучало улыбку.

– Здравствуйте, проходите, присаживайтесь,- Лиза показала рукой на кресло.

– Позвольте, я сразу к делу, – пройдя и удобно усевшись, произнес режиссёр и, не дожидаясь ответа, продолжил, – вы знаете, о чем мы собираемся снимать фильм?

-- В общих чертах. Что - то о жизни известного ученого Якут Якутыча.

– О жизни человека, спасшего своим открытием человечество от гибели. Великого человека. Скажите, разве плохой пример для подрастающего поколения? Очень нужный фильм. А я хочу сделать его ещё и интересным. И вы можете мне в этом помочь.

-- Чем? Я всего лишь девочка и не имею к кино никакого отношения. Если вам нужны мои вещи, то, пожалуйста, я готова вам их все отдать. Только закажу себе что-нибудь взамен.

-- То, что вы девочка, я вижу, и уже разговаривал с вашей мамой. Она мне сказала, что вы сама примете решение. И я предлагаю вам не эпизод, а небольшую роль. Дело не столько в ваших костюмах, хотя не скрою, они произвели на меня впечатление, ваша внешность, ваши глаза, в общем вся вы подходите для этой роли. Вам нужно сыграть якутскую девочку, маму Якут Якутыча в детстве. Она познакомилась со своим мужем и будущим отцом Якут Якутыча именно в семидесятых годах двадцатого века, и именно в пионерлагере, где-то в этих краях. И для фильма нужны именно вы, а не только ваша одежда. Вот сценарий, я оставлю, прочтите. Ваша мама сказала, вы владеете скорочтением, значит это не займет у вас много времени. Сценарий также есть в вашей «базе». Прочтите, где удобно. А вы видели когда-нибудь деньги? – с этими словами он вытащил из папки несколько бумажек и протянул их Лизе. Она не проявила к ним интереса, и он, положив их на стол, добавил:

- Совершенно другое время, товарно-денежные отношения. Неужели вам не интересно узнать об этом побольше? Вы интересуетесь историей и, как сказала ваша мама, собираетесь сделать это своей профессией. Я предлагаю вам просто попробовать. Не понравится, можете уйти, но мне кажется, вы имеете шанс получить колоссальный опыт и знания. Подумайте, а завтра дадите ответ. Так что увидимся. – С этими словами он встал и вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Лиза встала, прошлась по комнате и, остановившись у стола, взяла в руки денежные купюры. Она, конечно, много слышала и читала о том времени. И никогда не могла понять, как можно из-за каких-то бумажек навредить Человеку, а тем более убивать людей. Сигнал с видеофона оторвал её от этих мыслей, и она, машинально сунув деньги в карман, включила связь.

 

Это была мама:

- Здравствуй, доченька. Как отдыхается?

- Здравствуй, мамуля, хорошо. Вот только заняться делом пока не получается. То дождь, то предложение сняться в кино. Это отвлекает, не дает сосредоточиться, – ответила ей Лиза.

– Я знаю. Мне звонил режиссер фильма, просил поговорить с тобой об этом. Решение сниматься или нет остается за тобой. Ты же знаешь принцип нашей семьи: «Ты личность, и потому твоя жизнь принадлежит тебе». А семья всегда тебя поддержит в твоем решении. Но я прошу тебя просто подумать и принять правильное решение. Ведь, возможно, "это" будет интересно, – осторожно продолжала мама.

– Я уже приняла решение. И не думаю, что съемки в кино дадут мне больше тех книг, которые я здесь нашла, - твердо ответила она.

– Очень хорошо, но я прошу тебя подумать о том, какой опыт и знания ты можешь получить. Ведь это же время товарно-денежных отношений, и на площадке ты сможешь увидеть их изнутри. Почувствовать это и пережить. Мне кажется, хороший опыт, который сейчас невозможно получить в жизни. Так что подумай еще раз. Ну, хватит об этом. Тебе там нравится? – сменила тему разговора Ольга.

– Да. Здесь красивая природа. Больше всего мне понравился берёзовый лес. Я каждый день гуляю по нему. Вчера ходила больше двух часов. Любовалась этими прекрасными деревьями, белые стволы берёзок, одетые в зелёные платьица, покачивают ветвями на ветру, словно танцуют. По всему лесу то тут, то там над травяным ковром нависают веточки костянки, а её красные кисло- сладкие ягодки, как капельки крови на зелёном полотне. Грибов полон лес, а поляны усеяны очень вкусной земляникой. Если бы я умела рисовать, непременно написала бы несколько интересных пейзажей, - оживленно рассказывала Лиза.

– Ты с кем-нибудь уже познакомилась? С кем общаешься?- поинтересовалась мама.

– Познакомилась с Иннокентием, молодым человеком. Ему четырнадцать лет. Он приехал из Омска, будет сниматься в кино. Интересный парень, много читает. Еще здесь проходят практику пятеро студентов, двое из Иркутска, есть из Владивостока, из Новосибирска и даже один из Якутска. Они также будут консультантами в фильме. И ещё актеры, но они живут за пределами Хранилища. А экскурсантов немного, но это обычное явление во время съемок. Мне здесь нравится, я каждый день узнаю что-то новое. Бабушка оказалась права, материала для доклада очень много. По объему хватит не только на степень младшего хранителя, но и на доклад хранителя третьей степени. Я решила, соберу весь материал, а к четырнадцати годам опубликую и выступлю с докладом на выпускных экзаменах,- продолжила делиться впечатлениями Лиза. – Одна проблема: я здесь всего три дня, но так сильно скучаю по дому.

– То, что скучаешь, это нормально. Ты ведь первый раз поехала одна так далеко от дома. Ну, ничего, через каких-нибудь одиннадцать дней будешь дома. А Иннокентий тебе понравился?

-- Скорее я ему. Но он старается это не показывать, - смутилась Лиза.

– Что-то ты засмущалась, не переживай. Это естественно, что на тебя начали обращать внимание мальчики, ведь ты у нас красавица, – поддержала ее мама.

– Все хоршо, мамуля. Эти оставшиеся дни пролетят незаметно, и я вернусь домой. Я потому и не хочу сниматься в кино, что в этом случае моя поездка затянется на неопределенный срок. Как родственники? Я уже три дня не созванивалась с твоими (родители Ольги), как у них дела в экспедиции? – поинтересовалась Елизавета.

– У них отлично. Твой дедушка, похоже, сделает очередное открытие*. Они нашли кое- что интересное. Шестой век нашей эры, городище и ещё что-то. Приедут -- расскажут. Передавали привет. Интересовались, как твои дела.

*Конец ХХ!, начало ХХ!! Веков – золотой век археологии и исторических открытий. Это связано с развитием науки и новых технологий, что позволило найти новые способы предраскопковых исследований, с возможностью проведения различных анализов найденных вещей, изучение ранее не доступных участков земли и подводных территорий.

– Я пробовала с ними связаться, но никто не ответил. Наверное, были на раскопках. Ну ладно, мамуля, я вас люблю, целую. До встречи, – обменявшись воздушными поцелуями, они разъединили связь.

После разговора Лиза опять задумалась о фильме. Зачем мне это? Потратить все каникулы на съемки, вряд ли мне это будет интересно. Если им нужны мои вещи, я их, конечно, отдам: и одежду, и магнитолу. Только часы, которые папа специально заказал для меня, оставлю, а остальное отдам. Она встала и начала прохаживаться по комнате. «Когда человек ходит, мозг лучше работает»,- с улыбкой вспомнила она слова папы. Лиза еще раз перебрала вещи, конечно, они сделаны по её размеру. Но это не проблема, подберут девочку такой же комплекции, ну, в крайнем случае, подгонят одежду. Решено. Нужно сегодня унести всё это в лагерь, чтобы завтра не отвлекаться и спокойно трудиться в библиотеке. Как говорит бабушка Елена Сергеевна: «Никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня». Она начала складывать вещи в чемоданчик и портфель, и собравшись, отправилась в лагерь.

В ЛАГЕРЕ

На улице моросил мелкий дождик. Пока она шла до лагеря, дождь зашумел сильнее, прозвучали первые раскаты грома. Лиза быстро шагала между луж. Очередной раскат грома прозвучал так громко, что ей показалось, будто сильнее грозы она не слышала никогда в жизни. В этот момент над её головой сверкнула такая яркая молния, залившая светом все Хранилище, что Лиза на мгновение закрыла глаза и присела на «чемоданчик». Открыв глаза и подняв голову к небу, она увидела странную и завораживающую картину: как будто какая-то невидимая сила разорвала летящую в неё стрелу молнии надвое и отправила половинки в разные стороны. В это мгновение Лиза увидела над собой контур светящейся полусферы, накрывшей её колпаком. На какое-то время она впала в оцепенение. Сколько времени прошло, Лиза не знала, ей показалось, что прошла целая вечность. Придя в себя от струй дождя, промочивших насквозь одежду, она встала и направилась в сторону камеры хранения с твердым намерением оставить там вещи для съемочной группы. Но, проходя мимо Штаба лагеря, увидела в окне свет и, решив, что Василь Василич там, подумала: «Так даже лучше. Отдам ему самому и попрошу оставить меня в покое».

Вечерело. Подойдя ближе, Лиза услышала незнакомые голоса, доносившиеся через открытую форточку. Разговаривали женщина лет сорока пяти и молодой мужчина. Многое в их разговоре ей показалось странным. И она решила послушать, о чем речь. Хотя прекрасно понимала, что подслушивать нехорошо и никогда этого не делала, интуиция подсказывала, что сейчас нужно сделать исключение. Лиза подошла поближе к окну, немного послушала разговор; в это время засветились часы. Папа хотел поговорить по « закрытой» линии. Это было странным, они практически не общались без видеосвязи. Лиза отошла в сторону, чтобы их не услышали. И удивилась, что во всех корпусах включили свет. Достала из сумки микро наушники и, надев их, включила соединение.

– Здравствуй, папуля!

-- Здравствуй, Солнышко! Ты где, как у тебя дела?- голос его звучал с тревогой.

– Я в пионерлагере хранилища. Здесь снимают фильм, про который мы говорили. Им понравились мои вещи, я решила отдать их и принесла их в лагерь. А что случилось? Почему у тебя взволнованный голос?

-- У тебя точно все хорошо? Мне сейчас позвонили из «ЦУПа» и сказали, что с сигналом твоего передатчика что-то не в порядке. Я хотел связаться с тобой по видео связи, но сигнал не проходил.

– У меня заканчивается зарядка в ИсПе, хотя еще час назад он был полный, --сказала Лиза.

ИсП* - источник питания.

– Я так и думал. Слушай и не перебивай. Возможно, ты попала в зону «грозовой турбулентности» и переместилась во времени. Если ИсП разрядится, выключи «передатчик». Через полчаса- час включишь, и я с тобой свяжусь. Постарайся понять, где точно ты находишься, в каком году и что вокруг тебя происходит. Ничего не бойся, как мне объяснили, с тобой ничего плохого не произойдет. Но всё равно будь аккуратней.

– Папа, здесь какие-то люди разговаривают. Их трое, двое мужчин и женщина. Говорят на русском. В их разговоре я слышала обрывки фраз: «пионеры, на съезде ЦК ВЛКСМ», думала, репетирует съемочная группа.

– Все ясно. Ты находишься ориентировочно в конце семидесятых - начале восьмидесятых годов двадцатого века. Вспоминай, что знаешь об этом периоде, не говори, откуда ты. Постарайся собрать побольше информации об окружающем тебя до контакта с людьми. Кроме меня никому не звони, все другие твои контакты заблокированы. До выяснения причин вся информация засекречена. Ничего не бойся, если связи не будет, приходи на это место ежедневно в это же время. Ты меня слышишь?

- Да, папа, я тебя хорошо слышу. Здесь какой-то стенд. Экран Соцсоревнования пионерского лагеря «Орленок», первый сезон 1982г.-- прочитала Лиза. – Это тот период, по которому я пишу доклад и как раз об этом времени я прочла сценарий фильма.

– Это замечательно, ориентируйся по обстановке, представь, что снимаешься в кино.

– А что значит «вкрутить лампочку»? – поинтересовалась она.

– Лампочка -- это часть осветительного прибора, - ответил отец, -- я отправлю тебе эту информацию…

-- …Папа, ИсП заморгал.

-- Отключайся. Мы все тебя любим. - С этими словами папа разъединил связь. И Лизе ничего не оставалось, как отключить ИсП.

Ещё раз осмотревшись, Лиза решила пока не вступать в контакт. Взяла вещи и подошла поближе к окну, где до этого слышала голоса. В комнате шла оживленная дискуссия. И вот что Лиза услышала:

- Да поймите, Варвара Петровна, что это вопрос принципиальный, заменить слово «работа» словом «труд». Труд сделал из обезьяны – человека. Слово «работа» имеет корень «раб», а меня в школе учили: «Мы не рабы, рабы не мы!». Или вы с этим не согласны?- говорил мужской голос.

– Молодой человек, зачем вы так? Вы же прекрасно знаете мое отношение к воспитанию детей. И вы не увидите на территории лагеря ни одного лозунга вроде « Решение съезда партии выполним и перевыполним…», – противоречил женский голос.

– Вы, бесспорно, входите в пятерку лучших педагогов в нашей области, и по этой причине я просился именно в ваш лагерь. И потому пришел к вам с этим вопросом. Варвара Петровна, я предполагал просто проинформировать вас о том, что мы в лагере перепишем несколько плакатов и внесем изменения в экран соревнования. А вы переводите разговор на конкурс журналиста,- продолжал мужчина.

– Конечно, потому что уже четыре года подряд наш лагерь участвовал в конкурсе «Юного журналиста», проводимого газетой «Пионерская правда». И в прошлом году наш пионер Алекс получил грамоту, он и в этом году отдыхает у нас в четвертом отряде. И я хочу провести юбилейный пятый конкурс как-то необычно, пригласить кого-нибудь из редакции, - устало произнесла Варвара Петровна.

– Я всё понимаю. И с Алексом уже разговаривал. Просто и вы поймите: есть отмеченный грамотой претендент, и потому остальным не просто. Я предложил всем вожатым, если никто в отряде не напишет сам, написать коллективно всем отрядом. Мне кажется, с конкурсом проблем не будет. Мы пригласим кого-нибудь в гости.

И всё-таки о моем предложении, я хочу, чтобы молодые люди уже в этом возрасте понимали, что формировать и озвучивать мысль нужно правильными словами. И что каждое слово имеет свое значение и происхождение. «Правильно мыслить - значит созидать»,- сказал кто-то из великих.

– Вот и славно, с конкурсом ясно. А теперь к вашему предложению, какие конкретно плакаты,- видимо с улыбкой произнес женский голос.

– Здесь всё написано.

-- Хорошо, я не против. Иван Васильевич, а как у нас обстоят дела со спартакиадой?-- поинтересовался женский голос.

– Из-за дождя переделали график. Проводим турниры в помещениях: шашки, шахматы, настольный теннис, настольный хоккей. А как погода наладится, проведём и остальные,-- пояснил Иван Васильевич.-- Ну, я пойду. Через полчаса играют в шашки третий и четвёртый отряд. Вы придете?

- Да. Ведь Серёжа играет, -- сын Варвары Петровны Серёжа отдыхал в четвёртом отряде. – Кстати, как складываются ваши с ним отношения? - поднявшись со стула и выйдя из-за стола, поинтересовалась она. Иван Васильевич тоже хотел встать, но она его жестом остановила.

– Нормальные, даже скорее хорошие. Вас что-то беспокоит?

-- Понимаете, Иван, я в этом лагере работаю. Кстати, а каким словом вы бы заменили слово «работаю» в данном случае? – вспомнив предыдущую тему разговора, спросила Варвара Петровна.

– В вашем конкретном случае подходит несколько вариантов. Служите во благо будущих поколений, творите светлое будущее, трудитесь на благо страны. Примерно так, – привел примеры Иван.

-- Как-то всё возвышено. Скажем так, занимаюсь любимым делом. На этой должности уже девять лет. А Серёже в этом году исполнилось восемь. И фактически все эти годы лето он проводит в этом лагере. Считая лагерь своим вторым домом, он иногда позволяет себе…

-- …У нас с ним налаживаются теплые отношения, - перебив Варвару Петровну, с улыбкой произнёс Иван.

-- Так я пойду, увидимся на турнире, -- он поднялся и направился к выходу, -- ваш сын просто не по годам развитый парень, и к нему нужен особый подход, -- закончил разговор Иван Васильевич и, выйдя из «штаба», направился в четвёртый отряд.

Лиза посмотрела на часы – как медленно тянется время. Она решила включить ИсП через час, чтобы он лучше восстановился, осталось двенадцать минут. Будет ли связь? Когда она вернётся? И сможет ли вернуться? Вопросы, вопросы, вопросы. Так, нужно взять себя в руки, без паники. Я попала в экстремальную ситуацию. А что мы изучали на уроках ООБ (основы общей безопасности)? Попав в нестандартную ситуацию, первое, мобилизуйте все свои резервы, успокойтесь и проанализируйте обстановку, убедитесь, есть или нет угроза вашей жизни, все эти правила мгновенно промелькнули в голове Лизы.

Нужно успокоиться и подумать, угрожает ли мне опасность? В семидесятые годы двадцатого века, по историческим данным и рассказам очевидцев, уровень жизни в СССР был высокий. Бесплатная, лучшая в мире медицина. Бесплатное, лучшее в мире образование. Стопроцентное натуральное питание. Право на интересный труд. Одна из лучших в мире армия, милиция и много ещё чего лучшего в мире. Вспомнились Лизе данные из материалов признанных всемирной конференцией историков 2078 года. И папа сказал, не волнуйся. Раз я оказалась в пионерлагере, то, может, представиться отдыхающей из Якутии, как по сценарию. Там ведь героиня появилась в лагерь с опозданием. Приехала на каникулы к бабушке, а ту срочно вызвали в командировку. Но там в лагерь позвонили. Как позвонить и кто позвонит? Здесь, скорее всего, один телефон на весь лагерь. А так бы можно было попробовать. Который час? Ещё минута. Немного подождав, она надела наушники и включила ИсП. Почти сразу включилась связь и папа сказал:

-- Моя любимая, у тебя всё хорошо?

-- Да, папа.

Добавить комментарий


Финансовая поддержка проекта

Яндекс кошелек

№ 410013340913475

 

Банковская карта

№ 4276 7203 0756 4544